CharlieX
Автор: CharlieX

Фэндом: Мерлин
Персонажи: Артур/Мерлин, Мерлин/Артур и далее по кругу

Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Флафф, Драма, Фэнтези, PWP, Hurt/comfort
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие
Размер: Мини, 15 страниц
Кол-во частей: 2
Статус: закончен

Описание:

Стоя в шаге от собственной смерти, невольно задумываешься, каким тебя запомнят дорогие тебе люди, какими словами они будут тебя вспоминать. Ведь всем хочется оставить после себя хоть что-то. Так же как и Мерлину. Он хочет, чтобы Артур вспоминал своего слугу хотя бы изредка и даже спустя годы, но что он оставил после себя - обычный слуга? Мерлин считает, что сделает так, что принц его никогда не забудет...


Примечания автора:

Идея пришла на основе клипа Merlin - Merlin-Arthur – Shattered, когда искал вдохновение совершенно на другой фик по Мерлину (думаю уточнять не нужно - и так ясно какой)).

Одноименное название как у песни Ольги Сергеевой – "Одна ночь любви". Фик писался не под нее, но думаю, что она хоть немного, но подходит и дополнит его.

Часть 1

В этот день Камелот праздновал очередную победу. Принц Артур едва выжил , но все же одолел врага, правда что стоит за этим чудом, а точнее кто, он и понятия не имел…
- «Артур! Артур, очнись, пожалуйста! Ты не можешь умереть вот так! Только не так! Это не твоя судьба! Прошу тебя, Артур, вернись!» - отчаянные крики слуги терялись на поле битвы среди воинственных криков рыцарей и лязга мечей. Мало кто заметил отсутствие принца после того, как его грудь поразило вражеское копье. Мерлин с трудом оттащил хозяина в замок, где и пытался привести принца в чувство, но тщетно. Жизнь уже покинула юное тело, оставляя его во власти вечного холода. Мерлин беспомощно звал хозяина по имени, хотя разум кричал, что все уже кончено, но сердце продолжало надеяться, хоть и совершенно напрасно. Вскоре крики прекратились. Мерлин опустил голову на грудь принца и заплакал. Камелот вот-вот падет, Артур убит, король не перенесет этого - а виноват в этом Мерлин, виноват в том, что не успел вовремя. То, ради чего он жил - умерло вместе с этим заносчивым и высокомерным ослом, которого Мерлин уже не сможет так назвать. А вместе с ним рухнул и мир внутри хрупкого юноши, однажды переступившего порог Камелота в качестве личного слуги принца.
Артур выглядел так, словно он спал. Лишь бледное лицо и отсутствие дыхания говорило, что принц мертв. Юный Пендрагон не чувствовал, как по его щекам беспорядочно катятся слезы его верного слуги, лгавшего ему столько времени о своем даре. Горе съедало волшебника подобно зверю, раздирающего свою жертву. Больше он никогда не разбудит этого мальчишку рано утром, не стащит его с кровати, не подшутит в ответ на колкие насмешки. Для принца юный волшебник всегда был только слугой. Но для Мерлина Артур был всем, ради чего он жил и боролся. А теперь его нет!
Вместе с принцем ушел смысл борьбы и последняя надежда на будущее. Альбион никогда не увидит своего расцвета, магия никогда не станет вне запрета, а колдуны будут вынуждены продолжать прятаться от преследований. Возможно сейчас в зал ворвутся вражеские войны и восторжествуют, увидев тело наследного принца Камелота, а его слугу убьют или продадут в рабство. Никто и не подумает спасать его. На этот безрассудный поступок был способен только Артур. Вот и все, это конец. Сейчас Мерлин отдал бы все, ради одного взгляда голубых глаз и беззлобной шутки.
Он отдал бы все, даже свою жизнь.
Мерлин тяжело поднялся на ватных ногах, окинув мертвое тело принца безучастным взглядом. Никогда в жизни ему так не хотелось обнять его, услышать свое имя, раздражительно выкрикнутое в гневе, что бывало довольно часто.
Мерлин бежал так быстро, как только мог, едва уворачиваясь от мечей и стрел. На поле боя, в какое превратился город великого королевства, разворачивались ужасающие картины. Рыцари сражались, защищая свои владения, но вражеские войска превосходили их по силе. Несмотря на это, война продолжалась и, пока никто не заметил отсутствия своего предводителя, рыцарям было за что бороться. Только один одинокий слуга, потерявший своего хозяина, брел среди обломков домов прочь, как можно дальше от замка и глубоко в лес, откуда его путь лежал на остров благословенных. И вот он пришел на развалины среди каменных глыб, где его ждала ведьма.
-Я хочу обменять свою жизнь на жизнь Артура Пендрагона, - без доли колебания произнес маг.
-Известно ли тебе, что повернуть назад ты уже не сможешь? – спросила женщина.
-Да.
-И ты действительно согласен?
-Согласен!
Остальное Мерлин помнил смутно. Сам ритуал был недолгим, и по его окончанию волшебник не почувствовал ничего – ни боли, ни пустоты, ни надежды. Но последнее, что он слышал, был голос ведьмы, насмехающийся над ним:
-Должно быть, это тяжело - отдавать себя смерти ради того, кто о тебе и не вспомнит. Ты никогда не познаешь любви и не станешь любимым. Больше никогда!
Мерлин почувствовал, как сердце больно сжалось, но менять что-либо уже было поздно. Договор подписан. Вот так просто. Договор со смертью. И пусть это уже не в первый раз, но все равно страшно. И даже не умирать, а ждать, когда наступит сам миг твоей смерти – что может быть страшнее, чем то, что уже неизбежно?
-Я даю тебе время до рассвета, - снова прозвучал звонкий голос ведьмы. – Надеюсь, ты успеешь подвести итог жизни, попрощаться со всеми, кого любишь. На рассвете я жду тебя здесь. Ежели не придешь – Артур Пендрагон умрет.

Нет ничего прекраснее, чем смотреть в ликующие глаза принца, одержавшего победу в почти проигранной битве. Единственное, что огорчает Мерлина – какой ценой был выигран этот бой. Артур и не заметил, что был мертв, он не знал, кто вытащил его с поля боя и кто отдал свою жизнь ради него. И это было абсолютно неважно, потому что он все равно не в силах понять и принять правду, а ждать подходящего момента юный волшебник просто не мог. Его жизнь утекает сквозь его собственные пальцы, как песок. Он чувствовал, как минуты, отпущенные ему ведьмой, стремительно истекают, в голове все еще звучали ее слова: «Ты никогда не познаешь любви и не станешь любимым». Стало немного обидно. Возможно, ему и не суждено полюбить и быть любимым, и оставалось только прислуживать принцу, но именно принц был для него дороже всего остального. Как порой странно это звучит из уст слуги, который готов безропотно отдать свою жизнь за своего господина, и Мерлин был уверен, что это меньшее, что он может сделать, и что Артур этого достоин. Многие другие не пошевелили бы и пальцем, чтобы защитить своего хозяина, но только не Мерлин. Те чувства, что слуга испытывал к своему господину нельзя назвать стандартными для всех. Так может, они особенные?.. Мерлин почувствовал, как его сердце дрогнуло, когда такой родной взгляд небесно голубых глаз мягко упал на его лицо. Артур улыбался ему, даже толпа вокруг него не могла этому помешать. Принц был счастлив и делился своим счастьем со своим верным слугой. А Мерлин чувствовал, как в горле встал комок. Он не знал, как объяснить Артуру, что это последний вечер, когда они могут быть рядом, и этот вечер им не принадлежит. Их ждал банкет в честь победы, и лишь одному слуге было не до этого. Мерлин был готов расплакаться от досады, но вместо этого он с силой натянул на себя улыбку. Все хорошо. Они победили, и это главное. А завтра… А завтра его не станет. Заметит ли кто-нибудь отсутствие одного из многочисленных слуг? Однозначно, заметит Гаюс и Гвен. Но с учетом того, что придворного лекаря Мерлин собирался посвятить в эту тайну, остается только Гвен и… Артур… Вспомнит ли он о слуге через много лет? Разумеется, нет… Новый слуга - новый друг. А Мерлин исполнил свое предназначение - он спас принца, а самого волшебника спасти некому. Но сейчас, глядя на сияющего от счастья принца, сердце слуги наливалось свинцом. Неужели он больше не увидит этих голубых глаз, не услышит его голос, не ощутит себя в его объятиях. Ведь, как ни странно, принц, не разу ни обнял слугу, даже по-дружески. Означает ли это, что не настолько дорог ему Мерлин? От чего-то стало так тоскливо. Неужели за столько лет Мерлин не стал для принца кем-то больше?
Торжественные возгласы рыцарей и звон кубков наполняли зал. Принц Артур наслаждался победой, а его верный слуга силился улыбнуться, но вскоре покинул пиршество - Мерлин не хотел, чтобы Артур видел его слезы.
Юноша ждал хозяина в его покоях, подбирая слова для прощания, но ничего путного не приходило в голову, а не попрощаться с Артуром он просто не мог. Вот уже за полночь, а принц не спешил возвращаться в свою комнату. Мерлин уже сомневался, что Артур вообще соизволит ночевать сегодня. Когда дверь неуверенно приоткрылась, Мерлин подскочил на месте. В комнату вошел Артур. По шаткой походке своего господина Мерлин понял, что «кто-то» явно перебрал лишнего. Окинув слугу затуманенным взглядом, Артур принялся сумбурно пересказывать события банкета, что было совершенно не интересно Мерлину. Его не сильно заботило, как принц провел этот вечер, важнее было то, как он проведет ночь… Но попробуй вставить слово, когда поток восторженных фраз непрерывно несся из уст господина. А Мерлину нужно было столько всего сказать. Но даже если ему это и удастся, нет абсолютно никакой гарантии, что принц вспомнит хоть слово – ведь не самое лучшее время заводить серьезные разговоры с человеком, от которого разило хмелем за версту. Но когда, если не сейчас? Мерлину хотелось закричать: «Заткнись ты наконец, и выслушай меня!!». Юноша гневно сжал пальцы на воротнике принца. Артур и не заметил, что пока он говорил, слуга принялся раздевать его и готовить ко сну. И Мерлин понял – что бы он сейчас не сказал – Артур ничего не вспомнит. А что вообще он вспомнит о своем слуге? Постоянные отлучки, нелепые отмазки, неряшливость в исполнении поручений? Нет… Он должен запомнить нечто большее, что-то, что заставит Артура вспоминать слугу, хотя бы изредка.
Мерлин почти решительно поднял взгляд на принца и не менее решительно прильнул к его губам, тем самым заставляя его замолчать. Артур слегка пошатнулся и удивленно уставился на слугу затуманенным взглядом. Мерлин робко отстранился, опустив глаза. Он и сам не понимал, почему сделал это, но, возможно, это последнее, что он вообще сделал. Ему больше нечего терять.
-М-Мерлин? – несвязно пробормотал Артур, слегка мотнув головой, пытаясь понять, что произошло. – Что это было?
-Какой же ты все-таки осел, - выдохнул Мерлин, стащив с плеч принца плащ.
-Что?! – почти возмущенно буркнул Артур.
Следом за плащом последовала и рубаха, которую Мерлин стащил с тела Пендрагона, прежде чем тот успел что-либо сообразить. Мерлин прижался к обнаженной груди принца, робко пробегая пальцами по его плечами и груди. Мерлин совершенно не умел целоваться. Он прижимался своими губами к губам Артура и чувствовал, как щеки пылают от смущения. Ему было стыдно за то, что он делает, но и не видел причин не делать этого. В конце концов, это его последняя ночь. И пусть он не любим и не желанен, но это последнее, что он может ощутить.
-Мерлин, что ты делаешь? – Артур все еще силился понять, что происходит, и что же нашло на его слугу, когда тот принялся покрывать поцелуями обнаженную грудь. Поцелуи были неумелыми, легкими, отрывистыми. Мерлин краснел от каждого совершенного им прикосновения, но на удивление решительно скинул со своих плеч потрепанную грязную куртку и бросил ее на пол.
-Я хочу, чтобы ты запомнил меня, - прошептал волшебник, подняв голову и выдыхая эти слова в губы Пендрагона. – Обещай, что запомнишь меня.
-О чем ты? – Артур смотрел на своего слугу рассеянным расфокусированным взглядом, чувствуя, как горячее дыхание обжигает его. – Ты снова несешь чушь, Мерлин?
-Я хочу, чтобы ты помнил меня и через много лет, - Мерлин накрыл ладонью шею принца, поглаживая кожу шершавыми пальцами. – Если я стал тебе дорог на протяжении этих лет хоть немного, ты запомнишь меня. А если нет… - Мерлин нервно сглотнул. - Значит, я в тебе ошибался…
Больше Мерлин не сказал ни слова. Он стремительно сократил и без того чересчур короткое расстояние, и прижался своими губами к губам принца, но на этот раз поцелуй не был коротким. Не зная техники поцелуев, юноша просто понадеялся, что Артур ответит. Мерлин предположил, что в нетрезвом состоянии принц легко поведется, но уже почти пал духом, когда ответа не последовало. Оставалось действовать решительно.
Мерлин почти рывком толкнул принца на кровать. Артура больше удивила не наглость слуги, а его бесцеремонность. Можно сказать, что никогда прежде он не видел Мерлина более странным и, одновременно, решительным. Множество вопросом родилось в голове принца, когда Мерлин опрокинул его на подушки и почти запрыгнул на него, устроившись на его животе.
-Мерлин, ты меня пуга… - остальная часть фразы утонула во властном поцелуе.
Артур не знал, как реагировать на действия слуги, из-за чего даже немного протрезвел, хотя хмель еще продолжал играть с разумом принца. Мерлин, покрывающий обнаженную грудь своего хозяина жаркими прерывистыми поцелуями – такое не могло присниться в самом извращенном эротическом сне. Артур чувствовал, как горячие ладони скользят по его телу, как поцелуи ощущались горячими ожогами на коже. Тонкие пальцы слуги слегка щекотали в особо чувствительных местах, от чего принц слегка вздрагивал. Разум кричал и призывал остановить слугу, но тело уже отзывалось на ласки с таким трепетом, как никогда не было прежде. Артур резко выдохнул, когда губы слуги сомкнулись на сосках. Чародей был совершенно неопытным в этом деле и руководствовался лишь интуицией и собственными чувствами. Каждый поцелуй и каждое прикосновение отражало его желание. Юноша не задумывался, что прежде подобных мыслей и желаний по отношению к Артуру он не испытывал. Его собственные действия разжигали в нем огонь. Когда Мерлин снова приблизился к лицу принца, чтобы поцеловать его шею, Артур резко повел головой, но не от слуги, а, наоборот, навстречу к нему, чтобы перехватить его губы. Не ожидав, что принц ответит на поцелуй, Мерлин на мгновение застыл, но после подался вперед. Руки Пендрагона скользнули на шею слуги почти невесомо, едва касаясь кожи. Умелый в этом деле Артур целовал Мерлина уверенно, передавая накопленный опыт слуге. Чародей быстро схватывал, и очень быстро освоился с техникой поцелуев. Когда принц решил углубить поцелуй, Мерлин не был против. Юноша полностью отдавался во власть своего хозяина.
Мерлин скользил руками по груди Артура в то время, как руки принца спустились по острым плечам на спину слуги, после на поясницу, пробираясь под синюю рубаху и мягко лаская ладонями разгоряченную кожу. Мерлин никогда не позволял прикасаться к себе посторонним людям, но Артур давно перестал быть таковым, в особенности последние несколько минут. Слегка огрубевшие руки принца гладили спину и плечи слуги под одеждой, и Мерлин начал понимать, что ему недостаточно этих прикосновений. Когда юноша прервал поцелуй и выскользнул из рук Артура, возвращаясь в сидячее положение, чтобы стянуть с себя рубаху, принц незамедлительно потянулся следом, тоже садясь, и принялся помогать слуге выпутаться из одежды, которую тот судорожно пытался с себя стянуть. Мерлину не терпелось ощутить на себе прикосновения принца и поэтому, когда рубаха уже отлетела в сторону и упала на пол, тут же прильнул подался своему господину. Руки Артура обвились вокруг талии мага, прижимая его ближе к себе, а губы принялись изучать обнаженные плечи и грудь слуги. Вскоре поцелуи перешли на тонкую шею волшебника. Артур словно пробовал его на вкус, от чего прикосновения не были страстными, но и робкими тоже. Сидя на коленях хозяина, Мерлин стал немного выше, поэтому ему пришлось наклонить голову, чтобы встретиться с губами Пендрагона. Артур снова погрузил Мерлина в глубокий и уже более страстный поцелуй. Мерлин чувствовал собственное бешено стучащее в груди сердце, и был уверен, что Артур чувствует то же самое.
Неожиданно принц резко повалил Мерлина на кровать, не отрываясь при этом от поцелуя, а руками принялся расстегивать ремень на штанах слуги. Застежка была хилой, но поддалась не сразу, но как только она была побеждена, Артур разорвал поцелуй и нетерпеливо стянул штаны со своего слуги. Мерлин почувствовал некую неловкость, но стыд и смущение давно покинули его. Обувь так же полетела на пол. Пендрагон окинул слугу весьма откровенным взглядом, после чего не спеша навис над юношей. Сильная рука опустилась на бедро слуги и поднялась по нему вверх. Принц изучал тело своего слуги, словно решал, что с ним будет делать в дальнейшем. Мерлин почувствовал, как по телу прошла легкая дрожь. Артур медлил. Разумом он все еще колебался, в то время как тело уже осознало свое желание. Но наследник Камелота был силен волей и легко мог приказать чувствам заткнуться, если их причина - физическое желание. Но только ли дело именно в этом? Артур вглядывался в глаза волшебника и не знал, как вести себя. В его взгляде все еще было удивление и непонимание данной ситуации. Тогда Мерлин взял инициативу на себя. Опираясь руками о кровать и вновь принимая сидячее положение, юноша не отводил взгляда от глаз принца, а руками уже расстегнул ремень его штанов. В глазах Артура читался вопрос, а в глазах Мерлина только решительность. Сократив расстояние между ними, маг легким движением рук спустил штаны принца с его бедер, но даже тогда Артур не подался навстречу.
-Зачем ты это делаешь? – прошептал он в губы слуги, все так же непонимающе глядя на него.
Мерлин же не смотрел в глаза принцу. Он не мог объяснить, поэтому просто закрыл глаза и замотал головой.
-Не спрашивай, - прошептал в ответ маг, обвивая руками шею принца. – Просто возьми меня.
Мерлин притянул Артура к себе, заключая в поцелуй, и принц повелся. Штаны и сапоги быстро полетели на пол, как и вся прочая одежда. Артур повалил Мерлина на кровать, целуя его губы и лаская его тело. Мерлин возвращал все поцелуи и прикосновения с еще большим пылом, но легкое смущение все же имело место быть. Теперь, когда между ними не было ни клочка одежды, а тела тесно соприкасались, он мог чувствовать, насколько возбужден Артур и он сам. Неожиданно Пендрагон резко перевернул слугу на живот и подмял его под себя. По телу Эмриса прошла нервная дрожь, но желание было сильнее. Артур склонился над волшебником, продолжая целовать его шею. Мерлин почувствовал, как Артур медленно входит в него. Непривычные ощущения и натянутые мышцы заставили юношу вскрикнуть от боли, и принц мгновенно замер.
-Прости… - едва слышно прошептал Пендрагон на ухо магу.
-Все хорошо, - сдавленно выдохнул Мерлин. Он боялся, что Артур остановится и не станет продолжать.
Но принц лишь выждал момент, давая слуге возможность привыкнуть. Почувствовав, что Мерлин немного расслабился, принц продолжил движение. Эмрис поморщился, выгнулся, комкая пальцами простыни. Артур скользил руками по телу юноши, отвлекая его от боли. Затея с соблазнением наследного принца Камелота теперь казалась Мерлину не такой уж и хорошей. Но уже совсем скоро боль сошла на нет, а плавные движения внутри стали более-менее приятными. Мерлин никогда не думал, что Артур может быть настолько нежным. Принц бережно и осторожно двигался внутри слуги. Он не давил на Мерлина, но когда юноша начал отзываться на его движения, немного ускорил темп. Мерлин застонал в такт, что еще больше возбудило Артура. Тело возжелало большего - он покрывал плечи и шею мага жаркими поцелуями. Еще какое-то время принц прижимался к телу слуги, ускоряя темп, но после решил сменить позу. Руки Артура легли на бедра мага, и потянул его на себя, вынуждая встать на четвереньки. Мерлин не возражал и полностью доверял своему хозяину. Толчки внутри стали сильнее и резче, иногда заставляя слугу негромко вскрикивать. Тело обдало жаром, когда руки принца легли на его пах и начали нежно ласкать его. Эмрис покраснел и вдруг невольно почувствовал пробуждение силы, его глаза сверкнули огнем, а в следующий миг некоторые потушенные свечи снова зажглись. Но Артур не заметил этого, будучи слишком увлеченным процессом, а Мерлин порадовался, что принц не видит его глаз.
Пендрагон склонился над слугой, обвивая свои руки вокруг его талии, и потянул на себя, усаживая Мерлина на свои колени, не выходя из него при этом. Эмрис откинул голову на плечо Артура и закрыл глаза, скрывая золотые искры. Руки принца то и дело блуждали по телу слуги, охватывая все чувствительные зоны. Стоны наслаждения разрывали грудь Мерлина. Он не находил себе места от непреодолимого желания. Юноша чувствовал горячие поцелуи на своей шее. Но когда толчки внутри приостановились, позволяя принцу наслаждаться привкусом кожи своего слуги, Мерлина охватило пламенем. Ему были необходимы эти ласки и их нехватка отдавалась нетерпеливой дрожью. Артур испытал легкое удивление, когда слуга начал двигаться на нем сам, и подался навстречу, поощряя юношу новыми ласками и поцелуями. Эмрис застонал громче, выгибаясь навстречу прикосновениям. Артур хрипло прерывисто дышал, обжигая шею слуги горячим дыханием.
Но так продлилось недолго. Уже через несколько минут Артур снова повалил Мерлина на кровать, нависая над ним. Эмрис перекатился на спину, после чего приподнялся на руках и отполз к изголовью. Принц последовал за ним. Мерлин облизал пересохшие губы и слегка усмехнулся, дразня его. Пендрагон быстро поравнялся со слугой и прижал его к спинке своей кровати. Стоя на коленях он казался еще выше и даже ужасающе. Он томно смотрел на Мерлина сверху вниз, прямо в глаза, и в следующий же миг припал губами к губам мага жадным и страстным поцелуем. Его руки скользнули по груди юноши на его бедра, разводя их в стороны. Мерлина не нужно было упрашивать. Он покорно подчинился и более того, обхватил ногами талию господина. Артур приподнял слугу, насаживая его на себя, отчего Мерлин простонал в поцелуй и слегка прогнулся в спине. Под натиском мощного тела волшебник оказался прижат к высокой спинке кровати. Принц вбивал себя в тело слуги, с наслаждением слушая его томные стоны. Руки Пендрагона блуждали по хрупкому телу волшебника, а губы целовали тонкие ключицы. Артур простонал, утыкаясь в плечо юноши лицом. Эмрис хватался руками за плечи принца, выгибаясь в такт его и своим движениям. Оба задыхались от желания и наслаждения.
Когда Артур потянул на себя слугу, Мерлин охотно подался навстречу, опрокидывая хозяина на спину и оказываясь сверху. На этот раз двигаться предстояло ему, и юноша старался не сбиваться с ритма. Принц ласкал руками его спину до тех пор, пока Мерлин не принял сидячее положение, отчего движения стали еще глубже и быстрее. Артур закрыл глаза и неистово застонал, извиваясь на постели от неукротимых ласк и желания. Мерлин откинул голову, задыхаясь от ярких эмоций. До ушей юноши доносились лишь стоны партнера, но среди бессвязных звуков, было вполне различимо одно слово - губы принца, как молитву, шептали и порой негромко выкрикивали имя слуги. Мерлин счастливо улыбнулся наиглупейшей улыбкой и ускорил темп до предела своих возможностей.
Почувствовав скорую разрядку, Артур резко притянул к себе Мерлина за руки и так же резко перевернулся вместе с ним, оказываясь сверху, и в тот же миг, чтобы не нарушать ритма, задвигался внутри него с неистовой силой. Волшебник прижался к потному мускулистому телу своего господина. Принц покрывал шею слуги грубыми поцелуями, оставляя на нежной коже багровые пятна. Мерлин обнял ногами его талию, используя ее как опору для собственных толчков, отчего они становились мощнее и резче. Ему самому не терпелось испытать оргазм как и принцу. Еще немного… Толчок за толчком, сопровождаемый стонами двух юношей и вот он - пик! Мерлин застонал, когда Артур резким толчком вошел в него до предела и огонь затопил все его тело. Эмрис впился ногтями в плечи принца, царапая его гладкую сильную спину, и почувствовал, как и его собственное напряжение вырвалось наружу. Пендрагон даже не поморщился от боли, охваченный чувством наслаждения. Еще пара минут, и принц повалился без сил, накрывая собой своего слугу. Грудная клетка разрывалась от нехватки воздуха. Мерлин пытался отдышаться и чувствовал, что Артур так же пытается восстановить дыхание, прислонившись лбом к плечу слуги. Волшебник почувствовал, как по щекам катятся слезы счастья. Большего удовольствия он никогда прежде не испытывал, и был уверен, что Артур тоже.
Прошло минут десять, если не больше, прежде чем принц подал «признаки жизни». Все это время он не двигался и даже не шевелился. О том, что наследник Камелота случайно не откинул копыта во время экстаза, говорило его постепенно выравнивающееся горячее дыхание на шее слуги. Но когда юноша, наконец, решился подняться на руках над волшебником, то не проронил ни слова. Блондин просто смотрел в глаза мальчишке, о котором, как он думал, знал все необходимое. В отличие от Мерлина, взгляд принца выражал сразу множество эмоций: стыд, смущение, непонимание произошедшего, некий шок и… нежность. Пендрагон мучился множеством вопросов, но не был в силах озвучить ни один из них, во всяком случае, сейчас. И, съедаемый этим взглядом Мерлин решился заговорить первым.
-Тебе было хорошо?
Артур ничего не ответил, но согласно кивнул в ответ, продолжая смотреть на слугу. Мерлин почти счастливо улыбнулся, и последние капли слез скатились по его щекам. Что может быть лучше, чем доставить удовольствие кому-то очень дорогому сердцу?.. Юноша протянул руку и погладил пальцами скулу лучшего из воинов Камелота. Артур не отреагировал на этот жест, а после снова опустился, устраиваясь на груди мага.
-Утром ты мне все объяснишь, - ответил принц, выдыхая слова в тонкую шею слуги.
Мерлин прикусил губу и зажмурился. Счастье мгновенно исчезло, а на смену ему пришла печаль. Артур решил не расспрашивать сейчас своего слугу, а волшебник не стал портить момент грустным известием. Впрочем, он боялся даже эту мысль допускать…
-К-конечно… - выдавил из себя Мерлин, путая пальцы в светлых волосах принца. – Объясню…
В ответ юноша услышал лишь тихо посапывание. Перед тем как окончательно провалиться в сон, принц мягко перехватил руку Мерлина и переплел их пальцы. Чародей обнял его свободной рукой, нежно поглаживая пальцами плечо. Убедившись, что Артур уснул, волшебник прошептал заклинание, укрывая обоих одеялом. Он только сейчас осознал, что в потоке страсти они с принцем разворошили всю постель и теперь их ноги лежали на мягких подушках в изголовье. Еще одно заклинание и свечи погасли, оставляя принца и его слугу в кромешной темноте. Но Мерлин не хотел засыпать и отчаянно боролся со сном, потому что знал, что если заснет, то проснется только на утро и должен будет уйти. А сейчас он принадлежал Артуру, и каждая секунда была на вес золота, но усталость побеждала. Мерлин уснул со слезами на глазах.

Часть 2

Ночь пролетела незаметно. Мерлину ничего не приснилось - грядущие события не тревожили его, но под утро его разбудил звонкий голос ведьмы, прозвучавший в его голове:
- «Мерлин. Пора, Мерлин!»
Эмрис вздрогнул во сне и распахнул глаза. Воспоминания о прошлой ночи тут же всплыли в его сознании. Юноша лежал на спине, на королевской кровати, а рядом тихо посапывал принц. Да, именно рядом – видимо во сне он все же сполз с хрупкого тела слуги.
Вот и все… Солнце еще не взошло, и в комнате царил полумрак, но рассвета маг не увидит. При этой мысли на душе словно что-то заледенело, юношу охватил ужас перед тем, что ему предстоит. Мерлин закрыл лицо руками и тихо заплакал. Он не хотел умирать, не хотел оставлять принца, не хотел перестать дышать. Он не жалел ни о чем, кроме одного – что не встретит это утро вместе с Артуром. Хотя, может это и к лучшему, ведь Мерлин обещал ему все объяснить, но не сможет сдержать данное слово, не говоря уже о том, как после всего этого смотреть Артуру в глаза.
Мерлин повернул голову и взглянул на спящего принца, который лежал на боку спиной к слуге, наполовину закрытый одеялом. Едва заметные царапины от ногтей слегка покраснели на гладкой коже. Волшебник разглядывал плечи своего господина, мысленно прощаясь с ним, но этого было недостаточно. Приподнявшись на локте, Мерлин потянулся к нему и коротко, едва ощутимо коснулся губами его шеи. Но не успел он отстраниться, как Артур перевернулся на другой бок и, закинув руку на талию слуги, притянул его к себе. Мерлин испуганно замер, но, поняв, что принц по-прежнему спит, юноша облегченно выдохнул. Однако из хватки принца было не так-то легко выскользнуть. Юноша любовался спящим лицом своего принца несколько минут, но, понимая, что должен оставить его, осторожно подтянулся к нему и легко поцеловал в губы. Заклинанием Мерлин поймал одну из подушек, которая и послужила заменой его талии. Эмрис с трудом выскользнул так, чтобы не разбудить принца, и тихо рассмеялся, глядя на Артура, лежащего в обнимку с подушкой. Но веселость быстро прошла.
Также бесшумно подобрав свою одежду с пола, юноша принялся одеваться. Вещи принца Мерлин аккуратно сложил на стуле. Еще пара минут потребовалось магу, чтобы оторвать взгляд от спящего блондина. И, наконец, собравшись с силами, волшебник направился к выходу, но у самой двери остановился. Он обещал Артуру все объяснить и, тем более, не мог уйти, ничего не сказав на прощание. Бросив взгляд на письменный стол и увидев торчащее из чернильницы перо, Мерлин понял, что нужно сделать.
Эмрис написал всего несколько слов, слишком мало, чтобы объяснить и выразить свои чувства, но все же это было лучше, чем ничего. После чего Мерлин снял со своей шеи красный платок, чтобы привязать им письмо к спинке кровати. Когда Артур проснется, все уже будет кончено.

Наследник Камелота проснулся от громкого звона в ушах. Виновником оказался утренний колокол, который принц никогда прежде не замечал, так как его этот звон никогда и не тревожил. Но сегодня голова раскалывалась так, что казалось, в голове юноши звучат сразу десять колоколов. Артур взвыл от боли и схватился за голову. Было еще слишком рано, солнце только взошло. Пендрагон протер глаза руками и открыл их. Первое, что он заметил, было то, что он лежит ногами на подушках, а головой по направлению к двери. Второе, что он заметил, это отсутствие причины такого положения в пространстве. Артур огляделся по сторонам, но не увидел никаких признаков нахождения поблизости своего слуги, а простыни уже не сохраняли его тепло.
-Что за?.. – Артур приподнялся на локтях, но боль снова ударила по нему, словно дубиной, выбивая протяжный стон. – Ох… Моя голова… Мерлин… Мерлин!
Но ответа не последовало. Кряхтя от боли, разрывающей его голову, принц заставил себя подняться и сесть на кровати. Только сейчас он вспомнил подробности прошлой ночи и то неземное удовольствие, что он испытал, несравнимое ни с чем другим. Он по-прежнему не верил, что это был Мерлин. Его Мерлин, этот неуклюжий болтливый слуга, только и умеющий, что прятаться, пока его хозяин сражается на поле боя. Но если это не был Мерлин, то кто? Артур смутно припоминал слова слуги: «Запомни меня». Что он имел в виду?..
Принц не сразу заметил привязанный к спинке кровати лист пергамента. Только, отвязав его, Артур узнал в клочке красной ткани платок Мерлина, но и это не навело его на мысль о том, что с ним что-что могло случиться. Превозмогая головную боль, Артур присмотрелся к листку, на котором прочел свое имя. Развернув его, он различил лишь несколько слов:
«Это была самая чудесная ночь в моей жизни. Спасибо».
Принц несколько раз перечитал эти строки, но понял лишь одно – запиской Мерлин не отделается, даже если и собирался прятаться от него по всем углам замка. Решив отправится на поиски, Пендрагон, кое-как одевшись, направился к выходу из комнаты, но, сделав пару шагов, понял, что его голова при малейшем движении раскалывается на множество кусочков. Принц решил отложить "прочесывание" замка и сначала заглянуть к Гаюсу. К тому же, была вероятность, что именно там он найдёт и Мерлина.

-Гаюс, у тебя есть что-нибудь от головы? Просто раскалывается…
Резко распахнувшаяся дверь заставила придворного лекаря подскочить на месте. Наследник Камелота всегда отличался своей манерой врываться без стука, хотя иногда, нужно признать, бывали и исключения. Не говоря ни слова, Гаюс поспешил выполнить приказ принца. Осушив пузырек с лекарством, Артур облегченно вздохнул.
-Ты не видел Мерлина? Он здесь? – Артур бросил взгляд на закрытую дверь в комнату слуги.
-Его нет, - мрачно ответил Гаюс, стараясь не смотреть на принца. – Он ушел.
-Как обычно! – проворчал принц. – Надеюсь, он сказал, когда вернется?
Лекарь всхлипнул, закрывая лицо рукавом и незаметно вытирая слезы. Он попытался подобрать слова и ответить принцу, но язык его не слушался, а губы содрогались от сдерживаемой боли, поэтому он просто отвернулся и пожал плечами.
-Ладно, тогда передай ему, что он труп! – Артур, по началу, не замечал за лекарем странного поведения, и уже собирался было уходить, но, услышав пронзительный всхлип, резко остановился и обернулся. – Гаюс, что с тобой?
-Все хорошо, сир… - пробормотал лекарь, но на этот раз принц пригляделся к старику.
-Ты уверен? – принц шагнул к Гаюсу и положил руку на его плечо.
Лекарь подавил вновь рвущийся наружу всхлип, кивнул, потом покачал головой, и, наконец, пожал плечами. И только сейчас Артур заметил, что дрожащие руки старика сжимают смятый клочок пергамента уже местами мокрый от слез.
-Гаюс, в чем дело? – принц почувствовал беспокойство. – Что-то с Мерлином? – вопрос неожиданно вырвался из его губ почти неосознанно. Сердце подсказывало, что что-то не так, но Пендрагон не мог понять, что именно.
-Все хорошо, сир, - повторил Гаюс, поспешно убирая листок в карман, но молодой принц был проворнее. Он ловко выхватил клочок пергамента из дрожащих рук лекаря. – Нет, сир, нельзя! – воскликнул старик, но перехватить руку принца не успел.
Артур быстро отскочил от лекаря, чтобы тот не вырвал из его рук пергамент, после чего развернул письмо и застыл в оцепенении – он узнал почерк Мерлина даже несмотря на то, что чернила расплылись от слез:
«Дорогой Гаюс,
Прости, что говорю тебе это вот так, но рассказать лично я не нашел в себе сил. Ты должен знать правду, и, возможно, ты будешь единственным, кто будет знать…. Я подвел тебя, Гаюс… Я не защитил Артура. Я позволил ему умереть. Я знаю, это кажется странным, но это правда. Я держал на руках его тело… Ты знаешь: я всегда исправляю свои ошибки. Прошу, не упрекай меня в этом. Я обменял свою жизнь на жизнь Артура. Я ни о чем не жалею, так не жалей и ты. Я знаю, что все сделал правильно. Артур должен жить. Но ему не нужно знать, какой ценой, потому что моя жизнь ничто, по сравнению с жизнью будущего короля Камелота. Ты же знаешь, ради Артура я отдам все, что у меня есть. Мое предназначение – помочь ему стать великим королем, и теперь он им станет. А мой конец ждет меня на острове Благословенных, на рассвете. Спасибо тебе за все. Ты стал мне как отец, Гаюс, я счастлив, что встретил тебя. Пожалуйста, не говори Артуру, кто я. Я не хочу, чтобы он с ненавистью вспоминал меня как предателя. Он не простит себя за то, что, хоть и не ведая, укрывал мага. И не говори ему, где я и что со мной. Пусть он думает, что я просто ушел. Моя смерть не должна его обременять. Однажды он привыкнет к моему отсутствию, у него появится слуга, достойный своего короля, и все придет в норму. Пожалуйста, пригляди за ним. Пусть он будет счастлив. Прощай.
Мерлин»


Артур показалось,что мир вокруг него рухнул. Юноша не мог отойти от шока – столько новостей в один миг свалилось на его голову, которая все еще раскалывалась от боли. «Не может быть… Мерлин – маг. Он отдал за меня свою жизнь». Ноги подкосились, и принц упал на стул позади себя. Он смотрел на лекаря широко распахнутыми глазами, словно моля: «Скажи, что это неправда!». Но Гаюс молчал. На его бледном лице появились лишние морщины, будто он заметно постарел за те несколько минут, пока читал последнее письмо своего подопечного. Артур сглотнул ком, вставший в горле, и попытался переварить информацию. Он снова и снова перечитывал письмо слуги, и каждый раз отказывался верить. Молчание длилось долго. Но, когда принц, наконец, решился разорвать тишину, то задал вопрос, который лекарь не ожидал услышать:
-Где этот остров?
-Сир?.. – Гаюс не поверил своим ушам. – Почему Вы спрашиваете это?
-Неужели не ясно? – Артур решительно поднялся на ноги. – Я еду за Мерлином. Мне нужны координаты этого острова, карты, хоть что-нибудь.
-Вам туда нельзя. Это оплот древней магии.
-Если бы я слушал каждого, кто говорил мне это, я бы не был Артуром Пендрагоном.
-Но милорд, это слишком опасно.
-Я не боюсь, Гаюс. Говори, где находится этот остров, это приказ!
-Сир, Вы ему уже не поможете, слишком поздно, он…
Принц почувствовал, как его голос вот-вот сорвется. Он понимал, что лекарь прав. Мерлина уже нет. Он мертв. Сердце разрывалось, а на глазах вскипели слезы.
-Я не позволю ему остаться там, Гаюс! Я верну его в Камелот, и мы предадим его огню, как он этого и заслуживает… - Артур попытался подавить всхлип, но безуспешно. – Скажи мне наконец, где этот чертов остров!

Прошло меньше получаса, как Камелот покинул одинокий всадник. Артур не взял с собой рыцарей и даже никого не известил, куда отправляется и о том, что вообще покидает замок. Пендрагон гнал лошадь по дороге, которую указал ему придворный лекарь. В голове все еще вертелись последние слова слуги и воспоминания прошлой ночи. Принц наотрез отказывался верить: Мерлин - маг, и он отдал за него жизнь, а теперь его слуга мертв, а прошлой ночью… Прошлой ночью он прощался… и не оставил после себя ничего кроме воспоминаний, короткой записки и своего платка. Артур не знал, что ему думать, как поступить, и как относиться теперь к слуге. Он - маг, а, значит, лгун, но его пожертвование собой показывало, что он храбрее и достойнее любого рыцаря. А ночь… Она была слишком прекрасна, чтобы быть правдой. Но имеет ли это теперь значение? Мерлин мертв. Или нет? А может, он еще жив, и его еще можно спасти?
Артур смутно помнил, как добрался до озера, перебрался на другой берег и поднялся по каменным ступеням. Сейчас все это казалось страшным сном. Единственное, о чем мог думать принц, был Мерлин - живой и здоровый. Но одновременно его охватывал жуткий страх – увидеть мертвое тело слуги-друга-любовника. Возможно, это было самое страшное испытание из всех, что ему приходилось встречать. И вот он стоял перед алтарем, где его ждала женщина.
-Ты не должен здесь находиться, - сказала ведьма.
-Да. Я знаю, - непринужденно ответил принц.
Артур увидел то, чего больше всего боялся увидеть. Возле алтаря лежал Мерлин. На какой-то миг Пендрагоном овладел ужас, но, взяв себя в руки, принц кинулся к телу слуги, в надежде, что тот еще жив, но ошибся. Голова юноши безжизненно повисла над землей, когда принц приподнял его плечи. На лице больше не красовался прежний румянец - теперь маг был мертвенно бледен. Невозможно представить, что еще несколько часов назад в этом холодном теле теплилась жизнь, но теперь оно было пустое, хотя еще не успело остыть окончательно.
Артур почувствовал, словно на его шее затянули веревку. У него перехватило дыхание. Он не мог поверить, что еще прошлой ночью он целовал эти пухлые губы, которые теперь были неподвижны, а эти голубые глаза навсегда останутся закрытыми. Так странно, должно быть, не иметь возможности дышать, чувствовать прикосновение ветра, не видеть голубого неба, не чувствовать тепло чьего-то тела, любить и быть любимым. Неужели Мерлин отказался от всего этого и променял на… В этот момент принца озарила простая истина – Мерлин любил его настолько искренне и сильно, что пожертвовал собой ради него, и это при том, что он был не рыцарем, а обычным слугой. А что сделал принц? Обнял ли он хотя бы раз своего слугу, говорил ли ему теплые слова просто так, как часто интересовался им? Артуру стало невыносимо стыдно. Все это время он не позволял Мерлину войти в его сердце, а теперь его друга больше нет. Артур провел пальцами по бледной щеке юноши, уже не сдерживая слезы, и они покатились по его щекам.
-Если бы я знал… Если бы я дал тебе шанс… Прости…
-О, какая милая картина, - рассмеялась ведьма. – Полно лить слезы, Артур Пендрагон. Он ведь всего лишь слуга. Не велика потеря, не так ли?
Артур словно вонзили нож в сердце. Он посмотрел на женщину с такой ненавистью и злобой, какую никогда прежде не испытывал.
-Он был больше, чем слугой, но тебе этого не понять. Ты - зло.
-Нет, я всего лишь представитель старой религии. Хотя кому я это говорю? Ты отрицаешь магию и отталкиваешь ее. Я сильно сомневаюсь, что он действительно был таким, как ты говоришь, если ты даже не знал, кто он. Не ври самому себе.
Артур прикусил губу. Он никогда не думал о Мерлине, как о ком-то большем, чем прислуга. Он дорожил им не больше и не меньше, чем другими. И даже когда слуга всегда был на виду, он не видел его, просто не замечал… Артур отчаянно попросил:
-Воскреси его, пожалуйста. Ты ведь можешь.
-Это невозможно.
-Но почему?
-Закон магии гасит: «Чтобы вернуть жизнь, ее нужно отнять». В природе должно быть равновесие.
-Тогда забери мою!
-Вы надо мной издеваетесь? Мальчишка отдал за тебя жизнь, ты отдаешь ее за него, и так по кругу?
-Тогда я убью тебя!
-Ох, боюсь-боюсь.
Артур выхватил меч и уже бросился на ведьму, но тут же отлетел к каменной стене, которая при ударе треснула. Принц вскрикнул от боли, а ведьма лишь рассмеялась.
-Ты думаешь, что сможешь справиться со мной, Артур Пендрагон? Ты всего лишь человек. Я гораздо сильнее тебя.
Артур попытался встать, но тут молния вырвалась из руки ведьмы и устремилась в него. Принц едва успел отскочить, и молния ударилась о каменную стену, обрушив ее. Клубы песка и мелкого камня разлетелись вокруг непроглядной дымкой. Артур закрыл нос рукой, но это не помогло, и он закашлялся. Различить фигуру ведьмы было почти невозможно, но как раз в этот момент у него созрел план.
Принц поднялся на ноги и сделал несколько шагов в сторону, где воздух был чище и огляделся. Эти полуразрушенные каменные стены и просто глыбы, когда-то служившие стенами, были повсюду, включая алтарь. Если от каждого удара молнией камни будут рушиться и рассыпаться клубами пыли, то ведьма не сможет его увидеть, а Артуру всего лишь и было нужно запомнить местонахождение женщины, чтобы добраться до нее. Принц бросил взгляд на Мерлина и крепче сжал рукоять меча. Этот мальчик пожертвовал собой ради него, и долгом принца было отомстить за него.
Ведьма выжидала, как и Артур. Он ждал подходящего момента и, дождавшись его, бросился бежать, но не по направлению к ведьме, а вокруг нее. Женщина метала молниями, пытаясь попасть в движущуюся мишень, но поражала лишь камни, а те рушились и рассыпались. Вскоре все вокруг оказалось окутано непроглядной дымкой. Ведьма замерла в ожидании удара, прислушиваясь к шорохам, а принц уже был готов нанести удар, подкравшись со спины. Несколько напряженных минут казались вечностью, и вот цель настигнута – острый клинок пронзил грудь ведьмы. Мертвое тело женщины упало на землю. Артур победно усмехнулся. Вдруг неизвестно откуда поднялся холодный ветер. Вскоре холодные потоки воздуха усилились, ударяясь о скалы. Принц закрыл глаза, а когда ветер стих, стало совсем тихо. Артур открыл глаза и осмотрелся. От клубов пыли и песка не осталось и следа. Тело ведьмы лежало возле ног принца, а Мерлин в двадцати шагах от нее. Принц остался совсем один.
Артур медленно подошел к Мерлину, опустился перед ним на колени и снова приподнял его над землей, вглядываясь в его безжизненное лицо. На сердце стало тяжело. Никогда в жизни принц не допускал даже мысли, что однажды будет держать мертвое тело слуги. Этот парнишка всегда был рядом с ним и, казалось, что так и должно было быть всегда, но… это случилось. Слезы снова навернулись на его глазах, скатываясь по щекам. Артур прижал Мерлина к своей груди, утыкаясь лицом в его плечо, как это было прошлой ночью. Он все еще чувствовал запах его кожи.
-Я не могу поверить, что тебя больше нет, - голос сорвался от слез. Никогда еще принц не позволял себе плакать. – Я никогда не говорил тебе, как ты мне нужен, а должен был. Прости…
Артур сидел на холодной земле, обнимая тело Мерлина и оплакивая его. Тишину нарушало только тихое завывание ветра и…
-Артур… - послышался тихий приглушенный голос.
Артур вздрогнул, поднял голову и не поверил своим глазам.
Еще пару мгновений назад бывший бездыханным, Мерлин улыбался ему, румянец снова вернулся на его щеки, подчеркивая острые черты лица, а глаза искрились жизнью.
-Мерлин?.. - принц потерял дар речи. Он провел тыльной стороной ладони по щеке мага. Мерлин накрыл его руку своей, глядя в голубые глаза своего господина, который теперь буквально светился от счастья. - Н-но… Как?.. Ты был мертв… Только что… - не став дожидаться ответа, Артур снова прижал слугу к своей груди так сильно, как только мог.
-Если ты не прекратишь меня душить, то таким и буду, - послышался сдавленный смешок.
-Да, прости-прости! – принц тут же отпустил слугу. – Я… Не верю. Ты и правда, жив. Но, я не понимаю, почему?
-Эй, ты мне что, не рад?! – Мерлин коротко рассмеялся, но, поймав непонимающий взгляд принца, спрятал улыбку. Только сейчас он понял, что и сам не совсем понимает, что произошло. Но, окинув взглядом развалины, остановился на теле мертвой ведьмы. – Чтобы дать жизнь, нужно ее отнять.
Артур проследил за взглядом слуги и все понял. Мерлин отвел взгляд, не в силах больше смотреть на тело ведьмы. Последнее, что он помнил, прежде чем умереть, это как мертвенный холод пронесся по его телу, затуманивая разум и останавливая сердце. Он умер с именем принца на своих губах. А потом очнулся у него на руках живой и полон сил.
-Но я не понимаю одного – как ты оказался здесь? – теперь Мерлин уставился на принца вопросительным взглядом.
-Гаюс, - коротко ответил тот.
-Гаюс тебе сказал? Я же просил его не делать этого!
-Он и не говорил… Я прочел твое письмо ему. Тебе не кажется, что я имел право знать?! – Артур возмущенно выгнул бровь.
Мерлин прикусил губу и опустил взгляд.
-Я решил, что так будет лучше… Не хотел, чтобы ты винил себя в моей смерти. Ведь если бы ты думал, что я просто сбежал…
-Я бы искал тебя.
-А потом бы смирился…
-Да, я помню: «Пусть он думает, что я просто ушел. Моя смерть не должна его обременять. Однажды он привыкнет к моему отсутствию, у него появится слуга, достойный своего короля» - процитировал принц, чем подверг немалому удивилению мага. – Неужели ты серьезно думал, что мне нужен другой слуга!? – возмущению Артура не было предела, но высказавшись, принц немного смягчился. – Неужели ты думал, что я променяю тебя на кого-то другого?
Мерлин виновато опустил голову.
-Я думал, что, когда я исчезну, ты и не вспомнишь обо мне, или не вспомнишь ничего хорошего. Ведь, согласись – я не идеальный слуга…
-И это еще мягко сказано, но еще я знаю, что ты… - Артур на мгновение оборвал себя, и эта пауза вынудила Мерлина заинтересованно посмотреть на наследника Камелота. – Ты всегда был рядом в трудные для меня моменты, а я принимал это как должное… Если ты думал, что я не замечу твоего отсутствия, значит я был ужасным эгоистом.
-Мне показалось, или Вам стыдно? – в голосе слуги ясно слышался язвительный смешок.
-Да, Мерлин, мне стыдно! – фыркнул в ответ принц и вздохнул. – Я должен был чаще говорить тебе это. Ты мне нужен, Мерлин, нужен больше, чем я думал… Ты должен был сказать мне прямо, что случилось.
-И что бы ты сделал тогда?
-Не дал бы тебе прийти сюда.
-Если бы я не вернулся на рассвете, ты бы погиб.
Артур прикусил язык, понимая, что Мерлин прав.
-Тебе не было страшно?..
-Было… Но самое страшное для меня - это потерять тебя.
Артур почувствовал, как в сердце что-то болезненно кольнуло. Мерлин не сразу осознал, что только что сказал, и его щеки вспыхнули алым румянцем. Волшебник смущенно отвел взгляд. С одной стороны он не сказал ничего особенного, но с другой этим было все сказано.
-Это… - наконец, решился произнести принц. – Много значит для меня…
-Это уже неважно, потому что теперь все кончено.
-О чем ты говоришь?
-Если ты прочел мое письмо Гаюсу, то знаешь, кто я. И значит, что теперь мне нет места в Камелоте…
Артур застыл в ступоре. Если бы слуга не напомнил, принц и забыл бы о том, что его друг - маг. Нет, безусловно, потом бы он все равно вспомнил, но сейчас Артур был просто счастлив, что слуга жив. Но Мерлин прав – согласно закону о магии волшебникам не место в Камелоте. И почему от этих мыслей у принца закололо в груди?..
-Ты хочешь оставить меня?
-Нет, - Мерлин замотал головой. – Большего всего я хочу быть рядом с тобой.
-Тогда будь.
Мерлин удивленно уставился на принца, не веря своим ушам.
-Но… Я тот, кого ты должен казнить.
-Знаешь, Мерлин, с рождения все мне говорили, что я должен, а чего не должен, и мне до чертиков надоело слушать это. Я хочу сам решать, что мне делать, а что нет, тем более, когда это касается тех, кто мне дорог.
-И ты… не злишься? - Мерлин был удивлен еще больше. Он чувствовал себя нашкодившим ребенком перед суровыми родителями, каждый миг ожидая легкого тычка или скандала. Но Артур и не думал кричать.
-В любой другой ситуации, да, я бы злился, - ответил принц, не спеша. – Но нет, я не злюсь. – в следующий же миг, Артур отвесил слуге подзатыльник.
-Ауч! За что?!
-Неужели ты действительно думал, что, умерев, сбежишь от объяснений?!
-Вообще-то да…
-Напрасно. Мерлин, о чем ты думал? – Артур вопросительным взглядом сверлил лицо слуги. Чародей понял, о чем именно спрашивает принц, потому что ожидал этого вопроса. Артур спрашивал о прошлой ночи.
-Изначально, я хотел просто поговорить. Мне нужно было многое тебе сказать, но ты был настолько пьян, что на утро не вспомнил бы ни единого моего слова. А я…
-А ты решил, что пока я пьян, мной можно пользоваться, как захочешь? – оборвал его Пендрагон, но Мерлин не обратил на него внимания, словно ничего и не услышав.
-А я хотел, чтобы ты запомнил меня. Не то, каким ужасным слугой я был, а… Я просто хотел остаться в твоей памяти…
-И лучшего способа ты придумать не смог? – Артур мягко усмехнулся. Ответ слуги заметно смягчил его. – Ты просто идиот, Мерлин. Как я могу забыть такого дурачка, как ты?
Мерлин смущенно улыбнулся, а его щеки окрасил легкий румянец.
-И… что теперь будет? Что нам делать?
Артур растерянно посмотрел на Мерлина. Он и сам не задумывался над этим вопросом. То, что произошло этой ночью, уже никогда вернет их былые отношения. Но не значит ли это, что дружба уступает место более сильным чувствам? Да и готовы ли к ним принц и его слуга? Но одно они знали точно – эта ночь многое открыла им, всколыхнув в них абсолютно новые эмоции.
-Я не знаю… - наконец ответил Артур и заметил, как Мерлин пал духом, а глаза потухли. Артур едва заметно усмехнулся, после чего накрыл руку Мерлина своей и улыбнулся. – Но я хочу повторить это.