CharlieX
"Да свершится великий суд и исполнится древнее пророчество"

Автор: CharlieX

Фэндом: Мерлин
Персонажи: Мерлин, Артур, Мордред

Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма, Фэнтези, Hurt/comfort
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Мини, 5 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:

Конец 5-го сезона. Когда все кончилось, на поле битвы остался лишь один выживший - юный маг, оплакивающий своего короля...

Писалось под Melody – Protect the stars (название из в контакте)



-И вот все закончилось. Все случилось именно так, как мне и предсказывали. Не могу поверить, что это все. То, ради чего я жил, закончилось здесь... Знаешь, с того самого дня, как я впервые перешагнул порог Камелота, все изменилось, все вокруг завертелось так быстро, что не успеваешь уследить. Тогда я в первые узнал о своей судьбе, и жизнь приобрела совсем иной смысл. Я больше не был песчинкой в кубке с вином, а стал чем-то большим, во всяком случае, таким я себя чувствовал. Я знал и принял свое предназначение, и шел по этому пути много лет, надеясь, что однажды все изменится, и я перестану скрывать свою сущность. Ты, наверное, посмеялся бы, но я свято верил твою и свою судьбу. Я жил этими мечтами о будущем, которое мы с тобой так долго вместе строили. А теперь… А теперь все рухнуло. В один миг все, о чем я мечтал, рассыпалось, и в этом виноват только я! Как же я устал идти по пути, начертанному мне другими. Я всегда делал все, чтобы исполнить свое предназначение, но вместо этого только приблизил этот конец. Благими намерениями я привел нас именно сюда, на встречу со смертью, от которой я так старался защитить тебя, Артур.
На залитой кровью и потом земле, раскаленной до предела похоронным огнем, не было ни единой живой души, но еще несколько часов назад здесь разворачивалась, возможно, самая жестокая и яростная битва за всю историю человечества; теперь здесь было слышно лишь завывание ветра. Солнце уже опускалось за горизонт, окрашивая растерзанные тела ярко-оранжевым светом. И посреди этого поля в полном одиночестве сидел измученный и обессиленный слуга возле тела своего господина. Мерлин обнимал свои колени руками и смотрел на закат. Закат, который больше никто кроме него не увидит. Этот день стал последним для него. Его сердце продолжало ровно и спокойно стучать в груди, пульс уже не стучал в его голове, как у загнанного зверя, а успокоился и выровнялся, но внутри что-то оборвалось, что-то умерло, погасло, как свеча.
Бездыханное тело короля уже почти полностью утратило свое тепло. Его мертвенно бледная кожа внушала ужас. Рана уже не кровоточила, но потому, что вся кровь уже покинула тело и оказалась на траве, окрашивая ее в красный цвет. Это был Артур Пендрагон, собственной персоной. Король Камелота, который пал в своей последней битве, преданный близким другом, чье тело теперь лежало недалеко от него. Еще юный, но не по годам мудрый друид навеки застыл, в оцепенении устремив свой взор к небосводу. Мордред, чья судьба была убить короля Камелота, теперь был мертв. Но прежде чем умереть, он все-таки исполнил свое предназначение. Преданный ему король встретил смерть с вопросом в глазах, с одним единственным вопросом, который его волновал, но который он так и не смог озвучить: «Почему?». Но Мордред не ответил. У него была причина свершить возмездие. Много причин. Влившись в доверие к Артуру Пендрагону и став его любимчиком, друид ждал подходящего момента, когда все будет решено; и этот момент настал. Даже великий Эмрис не смог ему помешать. Так думал Мордред, пронзая ошеломленного короля своим мечом. Артур упал на колени, не сводя взгляда со своего друга - юноши, которого он полюбил, ради которого рисковал жизнью, и который рисковал ради него своей. Этого рыцаря опекать взялся сам король, и эта привязанность затуманила его разум. Не видя злобы внутри этого юноши, Артур пал, сраженный его стальным клинком. А Мерлин… Его верный и храбрый слуга, многократно пытающийся предупредить своего господина об опасности, остался далеко позади, о чем Артур искренне сожалел. В момент своей смерти он бы хотел, чтобы друг был рядом, но его не было… Королю суждено умереть в одиночестве, и это было больно. Намного больнее той раны, что нанес Мордред его телу и в самое сердце...
Когда мир перед глазами короля начал расплываться, он услышал голос, звавший его по имени. Артур узнал его. Это был Мерлин. Его растяпа Мерлин, который так быстро отошел на второй план, место которого занял юный рыцарь-отступник. И сейчас слуга бежал ему навстречу. Артур хотел было остановить его, приказать бросить его, спасаться, но не смог повернуть и головы в его сторону. А в следующий же миг невидимая сила сбила юношу-друида с ног. Мордред пролетел несколько миль и рухнул на сухую траву, но быстро очнулся, поднялся на ноги и выставил руку вперед; его глаза сверкнули золотым свечением, и Артур замер. Все это время, ослепленный любовью к этому милому парню, король даже не мог предположить, что тот может оказаться колдуном. И снова магия. То, чего он так боялся и что так старательно пытался искоренить его отец, победило. Его смерть – от руки колдуна, но Артур готов принять ее, какой бы нелепой она не была. Волна силы пронеслась лишь легким ветерком, играющим с короткими светлыми волосами. Препятствием магии Мордреда стал другой колдун, выступивший вперед, тем самым заслоняя собой короля. Артур смутно различал очертания спасителя, но, когда узнал в них знакомую фигуру, обомлел окончательно. Второй колдун – его слуга. Нет, не может быть, только не Мерлин… Каким же глупцом надо было быть, чтобы укрывать и любить сразу двух магов, смерти которых он, казалось бы, должен желать больше всего остального. А сейчас один из них пытался убить его, а другой – спасти. Артур был уверен – Мерлин защищает его, как и множество раз до этого. Этот худой и неуклюжий слуга встал на защиту своего короля и теперь бился с тем, кто, так надменно насмехаясь, посмел назваться их другом. Но все, что Артур мог различить, так это вспышки молний, вихри и завывание ветра, и очертания магов. Когда магическая битва была закончена, король обессиленно опустился на землю, глядя в небеса. Веки тяжелели с каждой секундой, но он боролся. Он хотел увидеть в последний раз своего спасителя и сказать то, что должен был сказать, прежде чем издаст последний вздох; всего три слова, но такие важные для них обоих. Король не сомневался – его слуга ждет этих слов и в страхе ждал столько лет. Сейчас это была последняя возможность сказать то, о чем Артур никогда не пожалеет, даже несмотря на обман друга. Наверное, он должен злиться за предательство, но предательство ли это?.. Нет, этот мальчик столько раз рисковал своей жизнью, и Артур это понимал. Теперь он просто не имеет права отвернуться от друга, теперь он должен сказать ему это, сказать: «Я прощаю тебя».
Из мира грез Артура вырвали отчаянные надрывающиеся крики Мерлина, зовущего своего друга из царства тьмы обратно в реальность. Король с огромным трудом разлепил пропитанные потом ресницы и открыл глаза. Мерлин сидел рядом с ним, приподняв короля над землей и склонившись над ним. Губы слуги дрожали, а по щекам катились слезы, но на лице Артура заиграла счастливая улыбка. Вот он – его спаситель. Мальчик, который никогда не бросал его в беде, сейчас держал умирающего короля на руках и плакал.
-Я думал, что больше не увижу тебя… - хрипло прошептал король. Он попытался коснуться лица своего слуги, но не смог, и рука обессиленно упала обратно на землю. Вторая попытка оказалась более удачной. Вытирая слезы юноши окровавленной печаткой, Артур улыбался.
Мерлин дрожащей рукой подхватил руку друга и прижал к своей щеке. Он пытался что-то сказать, но сердце в панике билось о ребра, грудная клетка судорожно сокращалась, пытаясь дать своему хозяину столько воздуха, сколько ему понадобится, но Мерлин все равно задыхался. Из его горла вырывались только всхлипы. Юноше пришлось приложить много сил, чтобы заговорить.
-Прости меня… Это я виноват… Я хотел спасти тебя… Я правда хотел… Но сделал только хуже… Прости меня, Артур!
-Я тебя прощаю, - выдохнул король. – Ты - хороший друг.
Мерлин отрицательно замотал головой. В последний раз эти слова ему сказала Моргана, перед тем как волшебник отравил ее. А теперь их говорит его лучший друг, который вот-вот покинет этот мир. По его вине.
-Не уходи! – взмолился маг. – Не оставляй меня! Лучше умру я, но не ты!
-Позаботься о Гвиневре… - отозвался король, словно и не слыша слов слуги.
-Нет-нет-нет…Не делай этого… - отчаянно шептал Мерлин, понимая, что не в силах ничего сделать, чтобы спасти своего господина.
-Скажи ей, что я ее люблю и… - Артур сделал усилие и прохрипел. – Что я ошибался. Магия не зло. Она спасла мне жизнь. Я хочу, чтобы ты жил в мире, которого заслуживаешь. Обещай, что будешь жить. Обещай мне, Мерлин.
-Нет-нет, мы будем жить в нем вместе, мы оба заслужили это! – Мерлин изо всех сил пытался улыбнуться, но выходила только болезненная гримаса.
-Пусть моим последним приказом будет снятие запрета на волшебство. Ты свободен, мой личный маг… - Артур с теплотой и нежностью смотрел в заплаканные глаза слуги, прежде чем издать последний вздох и закрыть небесно-голубые глаза навеки.
-НЕЕЕЕТ!!!
Яростный крик боли и отчаяния разнесся по пустынному полю и отозвался эхом где-то вдалеке. Юношу сотрясала крупная дрожь безысходности. Мерлин обнял тело короля, опустившись вместе с ним за землю, проливая слезы на его неподвижное умиротворенное прекрасное лицо. Сдавленные хрипы, крики и рыдания разносились по ветру, и в нем же растворялись. Губы слуги продолжали шептать имя своего короля, умоляя того вернуться, но тщетно…

Вот и он – тот самый конец, которого великий Эмрис боялся больше всего на свете, кошмар, который волшебник видел в своих снах и от которого в ужасе просыпался каждый раз, когда боль потери сжимала его сердце. Он сбылся, стал реальностью, которую Мерлин отчаянно пытался изменить. Приговор Дизир свершился. Артур Пендрагон – король Камелота – мертв от руки человека, которому было суждено исполнить свой долг, а Эмрис, чьим предназначение было не допустить это – проиграл.
Сколько часов прошло с того момента, когда король вдохнул прохладный вечерний воздух и больше не выдохнул его, волшебник не знал. Наверное, много. Тогда солнце еще было высоко над землей, а теперь почти что ее касалось. Он больше не плакал. Соленые дорожки уже высохли на бледном худом лице, однако глаза оставались красными, словно вот-вот готовы пролить еще одну порцию соленой воды. Когда грудная клетка перестала надрываться и успокоилась, дыхание выровнялось, и волшебник по имени Эмрис, чья великая судьба была тесно сплетена с великим королевством и не менее великим королем, поведал старому другу обо всем, что осталось за пределами его знаний. Мерлин рассказал Артуру все: как и почему впервые спас его, кто тайно помогал неопытному принцу выпутываться из даже самых опасных ситуаций, и кто, наконец, обрек короля на верную смерть. Мерлин рассказал все до последней детали, но за все это время он ни разу не взглянул на друга. Он провожал взглядом закат и минувший день, ставший роковым для всех. Еще немного, и солнце зайдет за горизонт, но что делать юному магу после? Он вернет тело короля его народу, но тотчас покинет город. Нет, он не останется в Камелоте, даже если королева Гвиневра узаконит магию согласно последнему желанию погибшего мужа. Нет. Слуга не вынесет постоянного присутствия в замке, где прошли его лучшие годы жизни. В этот день слуга короля умер вместе со своим владыкой.
Солнце слепило красные от слез глаза волшебника, который все так же сидел на земле, обняв руками свои колени. Мерлин закончил свой рассказ раскаянием за непростительную ошибку, повлекшую за собой столько смертей, а главное - падение не просто короля, а лучшего друга. Когда последние слова были сказаны, юноша, наконец, опустил взгляд на своего светловолосого юношу, и в его глазах снова скопились слезы, тоненькими струйками стекая по щекам. Слуга опустился рядом и положил голову на грудь своему господину. Они встретят этот конец вместе. Так не было предрешено, но так решил Мерлин. Вместе, до самого конца…

Мерлину показалось, что он задремал. За все то время, пока он лежал на груди друга, боль немного отступила, оставляя после себя лишь пустоту и ощущение ненужности. Теперь у него не было цели и смысла жизни - все это погибло в один из, казалось бы, обычных дней. Идти было некуда, домой чародей тоже не вернется. Как он посмотрит в глаза матери после того, как не уберег друга, а уж что он скажет королеве - страшно было подумать. Он станет отшельником, как когда-то ведьма Моргана. Он будет доживать свой век глубоко в лесу, пока одиночество не поглотит его окончательно и заставит смириться. Он больше никогда не призовет дракона и не спросит его совет. Он умрет в полном одиночестве дряхлым стариком или зрелым мужчиной – это уже неважно. Быть может он покончит со своими мучениями… Нет, не покончит. Смерть – слишком легкое наказание для него. Он будет страдать. Будет, потому что заслужил это. Боль потери и изгнание – его наказание, которое маг примет с распростертыми руками. Неважно, что Артур хотел, чтобы его слуга был счастлив и свободен. Мерлин не сможет простить себя и твердо решил наказать себя именно так – оставшись жить и сожалеть о своем провале до конца своих лет, пока не смерть не отпустит его, и волшебник не предстанет перед своим королем на небесах. Что он скажет ему тогда? А, может, ничего и не нужно говорить? Артур поймет. И даже если нет, вряд ли маг попадет в тот светлый мир, куда ушла душа его друга. Нет, он не заслужил рая. Но Эмрис не боится. Самое страшное уже позади, и будь что будет. Нет пути назад, теперь есть только боль и чувство вины. Маг примет свое наказание. Да будет так.
Когда юноша снова открыл глаза, тела короля под ним не было. На мгновение Мерлину показалось, что все это ему приснилось. Щурясь от слепящего солнца, волшебник удивленно и ошарашенно огляделся вокруг. Трава на том самом месте, где только что лежало бездыханное тело короля Камелота, была примята и окрашенна его кровью, но сам король отсутствовал, чего, по определению, не могло быть! Значит это был не сон, но… Как?..
Мерлин испуганно вскочил на ноги, оглядываясь по сторонам. Никого поблизости не было. Пустое поле, где нашли упокоение рыцари двух могучих войск. И ни души. Когда маг снова обернулся к заходящему солнцу, которое уже едва виднелось из-за горизонта, то замер на месте. Лучи высветили высокую фигуру воина, чьи доспехи сияли и переливались. Воин уверенно ступал по земле прямо к Мерлину, но различить его лица чародей не мог, пока мужчина не подошел достаточно близко, чтобы явить себя во всей красе.
-Артур?..
Король Камелота смотрел на своего слугу с легким непониманием и счастливой улыбкой на лице, такой же солнечной, как прежде. Мерлин не мог поверить своим глазам. Нет, это определенно обман зрения, игра света, но не он… Это просто невозможно! Разум отказывался понимать. Сердце начало бешено колотиться в груди, подобно щенку, который признал своего хозяина, но юноша по-прежнему не решался сдвинуться с места. Мерлин не мог отвести завороженного взгляда, а после сам не заметил, как бросился навстречу призраку, вышедшему из света. Артур ускорил шаг и тоже перешел на бег, но когда расстояние между королем и его слугой сократилось всего до нескольких шагов, волшебник застыл, вглядываясь в лицо друга. Артур тоже остановился, словно ожидая от слуги каких-либо действий.
-Это правда ты?.. – не веря спросил Мерлин.
-Мерлин, ты что ослеп? Своего короля уже не признаешь? Давненько в колодках не был?
Мерлин узнал этот ворчливый и такой любимый голос Артура, и глаза его радостно заискрились. Это он, точно! Больше нет сомнений! Юноша счастливо улыбнулся той лучезарной улыбкой, которой не улыбался уже давно и сделал шаг вперед, но тут же упал на колени.
-Ваше Величество, - волшебник преклонился перед своим королем.
Артур ошеломленно уставился на друга, но, недолго думая, шагнул навстречу и опустился перед ним на колени на расстоянии несколько сантиметров.
-Какой же ты все-таки идиот, - улыбнулся король, вытирая со щеки слуги слезы радости. – Ты действительно думал, что я уйду и оставлю тебя одного?
Вместо ответа Мерлин подскочил и крепко обнял друга за плечи, утыкаясь лицом в его шею. Артур не менее крепко прижал Мерлина к своей груди.
-Я думал, что больше никогда тебя не увижу, - прошептал чародей дрожащими губами.
-Это еще не конец, - ответил король, и, когда Мерлин, наконец, отпустил его, что далось ему с большим трудом, добавил, заглядывая в эти полные счастья голубые глаза слуги. – Идем домой.
Заветные слова и Мерлин тут же согласно кивнул. Только сейчас, глядя на этого светлого и доброго человека, Эмрис все осознал. Когда Артур отказался принять магию, руководствуясь словами своего слуги, он подписал себе смертный приговор от руки близкого друга. Но приняв Мерлина, король принял и магию, и его судьба в корне изменилась. Мерлин не знал, кто или что вернуло короля к жизни и подарило второй шанс, но это было воистину чудо, которого не ждал никто, особенно Эмрис. Чародей корил себя только за одно: «Почему я не рассказал тебе правду раньше? Мы могли бы избежать всего этого. Могли бы…». Но как бы там ни было, он исполнил свое предназначение. Артур Пендрагон жив, магия вот-вот вольется в Камелот с новой силой, а Мерлин станет свободным, как мечтал всю свою жизнь, займет по праву принадлежащее ему место рядом со своим королем. Едва не упустив эту мечту из рук, волшебник понял, что больше никакие пророчества не разлучат его с лучшим другом.